СУПЕРАКЦИЯ ИЛИ НЕУЧТЁННЫЙ ВАРИАНТ

Фрагмент наблюдения # 13

Контактирующие лица:
Дэн Циоли;
Онциан Эльгато-Ави-Байергодтф;
Грайн Пеленкоаль.
Место: кабинет Ави-Байергодтфа.

На директорском столе царило разнообразие напитков и закуски. Любимый Дэном эль, любимый Онцианом мартини, а Грайном - кофе, всяческие бутерброды, канапе и тартинки. Виски, ром, джин, бренди. Сигареты - от весьма простых и дешевых до таких, которые Иварн мог бы купить от силы пачек десять на всю зарплату. Позолоченная пепельница венчала все великолепие.
Онциан курил мало, зато мартини выпил изрядно и был заметно "под шофе". Лицо раскраснелось, галстук сбился набок. Пиджак небрежно повесил на спинку кресла. Грайн спиртное практически не стал употреблять, разве что чуток бренди в кофе плеснул. Вот кофе он любил, знал в этом напитке толк. Моэн потихоньку, по чуть-чуть потягивал виски - в директорских запасах все было отменное, и виски тоже - не забывая закусывать. Пьянеть он не собирался. Чевел посетил компанию, поприветствовал всех и хлебнул немного рома, но надолго присоединяться не стал. Сейчас он хозяйничал в банке, и под его руководством охрана и техники, толком сами не понимая, что делают, превращали "Континенталь" в пороховую бочку - только фитиль поднеси…
Разговор в директорском кабинете напоминал треп старых друзей.
- Не пойму, зачем это вам все надо, - говорил Онциан, отдуваясь и вытирая потное лицо платком - очки снял и положил на стол, измазав их икрой с бутерброда. - Разумные роботы хороши для всякой там фантастики, в жизни же…
Он помахал в воздухе пальцами, подбирая слова, не подобрал и закончил кратко:
- Несерьезно.
- Подводная лодка, самолет и телевизор тоже когда-то были из области фантастики, - парировал Моэн.
- Ну хорошо, подводная лодка с телевизором - то, чем пользуются люди. А тут?
- Своим телом человек тоже пользуется. Вот подумайте, Онциан. Человек живет, занимается делами, строит планы. Вдруг - раз! - инфаркт. Несчастный оказывается на больничной койке, не в состоянии не то что дела делать -на горшок, простите, сходить. И не знает, выкарабкается ли вообще или сыграет в ящик. А в мире столько интересного, непознанного, загадочного. Инфарктнику же грозит ничего больше не увидеть, не узнать.. А робот сам себе может внутренности менять, не обращаясь к врачам. Ни наркоз не нужен, ни анастезия..
- Загадочное все равно останется, всего не узнаешь, - вяло возразил директор. Первый стресс прошел, он расслабился, плюс выпивка - Эльгато с трудом держал тему разговора. Как бы на смену ему пришел Пеленкоаль:
- Вы оба правы. И ты, Моэн, и ты, Онциан. Железное - буквально, - он усмехнулся, - здоровье, независимость от врачей, от лекарств.. вообще меньшее количество грозящих человеку.. или как его назвать? вещей. Но и проблемы новые появятся, не сомневайся.
- Я в этом не сомневаюсь, - согласился Моэн.
- Что же касается нового.. За счет продления жизни ты узнаешь больше, да. Однако насколько больше времени ты сможешь посвятить путешествиям или исследованиям, которые тебе интересны? Ведь обеспечивать себя всем необходимым придется в любом теле! Понимаешь? Не едой - так энергией, ураном для атомных батарей или что в них там. Калифорний? Неважно. Не лекарствами - так запчастями.
- Понимаю, - улыбнулся Моэн. Его забавлял этот спор, который ни на что не влиял. Рубикон был перейден, назад пути не было. Куда назад? В руки ГСБ, а дальше - в тюрьму или под расстрел? А вот хрен им! Сдаваться они не собирались. Либо пусть сами сделают их неуязвимыми, чтоб никто не смог до них дотянуться, либо… Нет, он был уверен: второго варианта не будет. Слишком там, наверху трясутся - не столько за возможные массовые жертвы, сколько за собственные теплые места. Они знают, что при таком "шорохе" всей правящей верхушке на "троне" не усидеть. Циоли с Уонсеном надо не дать себя перехитрить, ГСБ постарается придумать что-нибудь эдакое, какой-нибудь сюрприз.
Но спор - приятное времяпрепровождение, к тому же в ходе полемики могут появиться интересные мысли, стоящие идеи. Моэн продолжил:
- Но ты не учитываешь одного момента, Грайн. В процессе изучения чего-то любых вещей, важно не только собирание фактов. Чрезвычайно важно их осмысливание, увязка друг с другом, обнаружение взаимосвязей..
- С этим никто не спорит, общеизвестные исти… - реплику Грайна перебил храп. Онциан спал, свесив голову на грудь, скособочившись в своем кресле.
Грайн с Моэном негромко посмеялись над этой картинкой, разговор продолжили на полтона тише.
- Опять соглашусь. Мудрость - великая вещь, знание - сила и так далее. Но откуда у тебя уверенность, что получится именно так, как ты хочешь? Это касается не только электронного мозга, а всего корпуса. Вы задумали крупным шантажом заставить правительство настолько ускорить разработки, что обогнать время лет на 100. Начали вы лихо, как спец могу сказать. Шансы, что вам удастся навязать им свою волю, неплохие - хотя, замечу, они могут пойти и на крайний вариант: убрать людей из заминированных зданий и взорвать сами. Скажем, ночью. Шуму будет выше крыши, общественная реакция и все такое. Но так может произойти, если они впадут в ярость.. Однако предположим, что этого не случилось. Власти согласились создать.. что вы там потребовали?
- ИЦ. Исследовательский центр то есть.
- Да. Вы не думали, что у них может просто не получиться? В смысле, этого вашего "грозного судию" - как в механическом корпусе с электронными супермозгами, так и в компьютерной сети. В Интеркампе.
- Грайн, сие лишь вопрос времени. Разработки в этом направлении по всему миру ведутся. Потихоньку, помаленьку - в меру финансирования. Не слишком щедрого, как я понимаю. Мы своим шантажом заставим усилить эту тему, только и всего. Нам же потом спасибо скажут за рывок в науке и технике. Разве я в чем-то ошибаюсь?
- Хм. Для великих открытий, изобретений нужны великие озарения. Их не вызвать искусственно. Как будущего гения не шантажируй, он не сможет усилием воли вызвать у себя прозрение, озарение, инсайд, как ни старайся. Иначе б вызвал без всякого шантажа. Ему самому ведь хочется свершить нечто из ряда вон..
- Озарения возникают тогда, когда человек упорно бьется над проблемой. Надо предоставить ему возможность биться. А когда вместо полноценной научной работы ему приходится на барахолке торговать, или чинить машины, или электриком подрабатывать - чтобы семью прокормить, откуда взяться озарениям? Кто-то из великих ученых так высказался: "Гений - это на 1 процент талант и на 99 процентов - старание".
- Тебя послушать, можно обезьяну посадить в лабораторию, и она открытие совершит, если будет стараться.
Моэн засмеялся:
- Один процент таланта тоже необходим, у обезьяны его-то и не окажется!
- Ладно, - усмехнулся Пеленкоаль, - как выразился Понтий Пилат, "я умываю руки". У тебя на руках карты - банкуй. Понятное дело, ГСБ предложит переговоры, будь там не менее убедителен, чем сейчас здесь.
Он подмигнул Моэну.


Назад
Оглавление
Читать дальше